Главная

О Славянской гимнастике

Программа учебно-
практического семинара

Интегративный
психо-энергетический
тренинг В. Мешалкина

«Релаксационные двухчасовые сеансы»

Ближайшие
семинары

Фотогалерея

Набор в оздоровительные
группы

Партнеры

Новости

Наши специалисты в регионах

Оздоровительно-боевая система «Белый Медведь»

Часть I. Вводная
Глава 1. Как появилась ОБС «Белый Медведь»

Ваш добровольный слуга и инструктор не является потомком казаков-характерников и носителем родового знания. В детстве меня не находил и, соответственно, не обучал таинственный монах или волхв. Мои родители — дети блокадного Ленинграда.
Оба деда воевали. Один, Сергей, был кавалеристом в Первой конной Буденного и погиб вместе со своим боевым конем Мишкой в самом начале Великой Отечественной войны. Другой, Павел, прошел финскую, Отечественную и многому меня научил, много рассказал о славных боевых днях, о русских чудо-богатырях. От деда Сережи мне достались посеребреная кавалерийская шпора да полевой бинокль времен первой мировой войны. А дед Павел передал мне «щепоть соли» труда ратного в виде врезавшихся в детскую память рассказов и встреч с его боевыми друзьями-ветеранами.
Остались еще дедовские боксерские перчатки фирмы «Мефси», набитые конским волосом, изрядно потертые, но все же те самые — настоящие. От деда Павла я впервые узнал, что такое удары «крош», «хук», «апперкот». Рука у него была тяжелая. Еще бы, с восьми лет он работал печатником. Да и мне тоже передалась эта приятная тяжесть ладони. В общем, с выполнением нокаута ни у деда, ни у отца, который тоже занимался боксом, ни у меня проблем не возникало. Единственный минус тяжелого скелета — плохая плавучесть, лежать на воде практически невозможно. Зато точно никто не скажет: «Во, он не тонет!»
Все дедовские уроки пригодились в период моих школьных годков. Наше поколение помнит и «клеши» с низким поясом, и ботинки на толстенной подошве, и длинные волосы на прямой пробор, вызывавшие дикую ярость у военрука и трудовика. Веселейший райончик (проспект Ветеранов и Сосновая поляна) города-героя Ленинграда не давал скучать. Жизнь в 395-й школе Красносельского района и ее окрестностях кипела, бурлила разнообразием опасностей и неприятных сюрпризов. Район был поделен на кварталы. В каждом имелась своя боевая группа, способная в любое время суток надавать тумаков чужакам, нарушившим границы. Так и росли. Все время начеку, то «в разведке», то в «партизанском отряде».
У меня был друг-одноклассник Витя Гладышев, в мире ленинградского карате он блеснул в самом начале 80-х. Моих сверстников называли акселератами, но Витя превзошел всех! В восьмом классе он был боевой машиной: два метра роста и сто двадцать килограммов стальных мышц.
Для нас Витек был, конечно, король. Он занимался боксом в «Трудовых резервах» на Конюшенной у самого Кузьмина. Сами посудите, на моих глазах он втиснулся в лифт девятиэтажки вместе с двумя сильно просящими драндулей парнями, а вышел из лифта на третьем этаже один. Я торопился на подмогу, взлетел на третий этаж и увидел в открытом лифте двух мирно спящих «зайчиков». Три этажа — и два нокаута в ограниченном пространстве. Круто, если учитывать габариты Витьки, да и ребятки были далеко не карлики. Я сильно уважал Витю. Он привел меня в секцию бокса на Конюшенной, а потом на занятия карате к Николаю Ивановичу Нефедову.
Витя Гладышев трагически погиб в возрасте семнадцати лет на первых сборах сборной Советского Союза по карате.
Я сильно переживал, узнав о гибели друга. Тогда я впервые задумался о смерти, о значении жизни. Но время шло, я продолжал тренироваться у Николая Ивановича Нефедова. Он тоже был уникальной личностью. Сейчас я понимаю, что он преподавал. К счастью, эта наука реального боя, на самом деле, была так же далека от карате-до Фунакаси, как Москва от Магадана. Соблюдались только кое-какие внешние формы да использовались японские термины. Иваныч являл собой тип жесткого практика-бойца. Впрочем, практики в те времена было предостаточно и вне спортивного зала. Много ценного я узнал, наблюдая за Николаем Карповым, тогдашним чемпионом СССР в тяжелом весе. Карате и там особо не пахло. Карпов отличался самобытным стилем русского бойца-тяжеловеса. Модная японская экзотика была, в сущности, притянута за уши. Но в любом случае это была для меня Школа.
В те времена к нам в зал на Авиационной улице, где тренировалась сборная города, приходили странноватые ребята и показывали всякие всячины типа «Богомола», «Вин-чунь», «Чойли-фат». Для меня это было необычно и крайне интересно. Сейчас я знаю, что в прошлых воплощениях имел самое прямое отношение к русскому Боевому Ремеслу, но тогда эта скрытая память ощущалась в тяге ко всему, что касалось боевого взаимодействия.
Серьезный толчок развитию моего сознания дали три книги, прочитанные в тот период. Это булгаковская «Мастер и Маргарита» (еще в самиздатовском виде), «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» Ричарда Баха и наставления Накаямы «Как воспринимать противника». Тогда я отчетливо понял, что за грубой телесной силой, быстротой реакции и молодым задором есть что-то большее, необъятное, великое. И это что-то стало моим Путем по этой жизни.
А жизнь привела меня в Заполярье, в Краснознаменную бригаду морской пехоты «Спутник», символом которой и по сей день является белый медведь. Там все «прияпоненные» ужимки оказались не нужны, они просто не работали в тех условиях. Ну, сами посудите: снег, ветер, лед, ноги в сапогах или валенках — и маваси в голову. Нет, это для ринга, зала или гравюрно-миниатюрной Японии. А на Севере или в пекле Анголы, где мне довелось побывать, надо действовать иначе: ногой в стопу противника, и дальше волной-волной до необходимого результата.
В бригаде наставниками были фактически все, от «стариков» и до легендарного начальника штаба полковника Корнеева, который всаживал малую саперную лопатку в деревянный стенд так, что три дюжих молодца, вроде меня, с огромными усилиями ее оттуда извлекали.
А чего стоил прапорщик Александр Панасюк! Мы его между собой звали «Дядя Хева» и очень-очень уважали. Его знаменитые ударчики «бэз хвиксации» и «сы хвиксакцией» попробовал и я в полном объеме. Впечатляет. Дядя Саша понятия не имел, что такое внутренняя Сила, она у него просто была, и все.
Не могу не вспомнить прапорщика Турова, который нас, отобранных из всей бригады для специального обучения, гонял и дрессировал так, что глаза вылетали на кончик носа. Но это была учеба! Остается шумно выдохнуть: «Во!!!» и показать кулак с поднятым вверх большим пальцем.
С благодарностью вспоминаю Сережу Коваленко, тогда лейтенанта, а ныне полковника в отставке. На протяжении всей боевой службы в Народной республике Ангола, включая морской переход, мы с ним отрабатывали варианты действия с автоматом Калашникова и штык-ножом, пистолетами Макарова и Стечкина в разной обстановке — в городских условиях, на корабле и т. д.
Наставники научили меня многому. Главное, была возможность удостовериться в правильности полученных знаний в условиях жесткой практики.
Через какое-то время после окончания службы у меня появился «свой» вид рукопашного боя, который я в шутку назвал «ГГП», что означает: «глаз, горло, пах» (основные направления атак). Вместе со своими товарищами я много тренировался, прочел массу соответствующей литературы. Устраивались просмотры черно-белого видео с записями тренировок под руководством выдающегося русского наставника рукопашного боя Алексея Алексеевича Кадочникова и его соратников — Вишневецкого и Александра Лаврова, основавшего позже свою школу боя «Шквал». Новые знания оказались созвучны с моими практическими навыками и дали возможность их теоретического обоснования.
В 2000 году судьба свела меня с Олегом Валентиновичем Величко. Я уже писал о нем в книгах по «Славянской гимнастике». Всегда буду благодарен ему за семь лет интереснейшей, великолепной, судьбоносной для меня учебы. Пережив тяжелейшее ранение в область глаза, он, тем не менее, остался виртуозным мастером рукопашного боя, искателем-теоретиком, настоящим Хранителем традиции «Казачий Спас». Именно его самоотверженное следование традиции и стало причиной того, что в 2007 году наши Пути разошлись. Для восстановления культурных и воинских традиций казачества Олег объединил свои усилия с еще одним выдающимся мастером-наставником, Александром Александровичем Шевцовым (знаменитый «Саныч», воссоздавший систему «Любки»). Я же, имея свое отношение к традициям, пошел дальше своим Путем.
Поясню мою точку зрения. Уверен, что любая традиция, полностью сложившись, начинает утверждать свое превосходство над другими. А это, на мой взгляд, остановка, потеря Жизненности, Силы, что и доказывают события истории. В любой традиции, и особенно в нашей, родной, славянской, есть ценнейшие жемчужины духовного и практического опыта, которые необходимо находить, принимать и идти дальше по Пути поиска Истины. Если повезет, можно
найти наставника, знающего живую Суть традиции, способного открыть ученику Знание. Но либо таких нет в наше время, либо они почему-то таятся, созерцая, как человечество неотвратимо катится во всем своем безобразии навстречу судьбоносным событиям смены Эпох в 2012 году. Поскольку времени в обрез, надо брать быка за рога самим — учиться у тех наставников, которые есть, напрягать свой Разум, теребить свое Сердце. Глядишь, и отзовется Великий Учитель Аз, существующий внутри естества каждого из нас.
Работая над собой с использованием «Славянской гимнастики» и ОБС «Белый медведь», я явственно почувствовал усиление и утончение энергетики, появилось «ближнее» вИдение и слышание. Я начал ощущать ток Силы в себе и вокруг себя. Теперь я точно знаю: «Кто ищет, тот всегда найдет».
Еще одним подарком судьбы стала встреча с Владимиром Яниковичем Остафиком. Я учился взаимодействию с космической энергией под его водительством в местах Силы Карелии. Несомненно, если перенимать опыт у настоящего наставника, в Силовом континиуме (гора Воттоваара), то результат превосходит все ожидания. Осознание значения энергий, освоение методик работы с ними значительно увеличило мои целительские способности, повысило эффективность «славянки», а также дало возможность разработать новые дистанционные способы воздействия на противника в рамках ОБС «Белый Медведь».
Главное — не останавливаться, все время идти вперед, раскрываться навстречу новым граням Знания. Так же, как я сам, ОБС «Белый Медведь» все время продолжает развиваться, ведь необходимо достичь высокой цели, решить трудную, но крайне интересную задачу.
К счастью, появились личности, которые помогают и сейчас расширяться моему Сознанию. Один из них, Михаил Заречный — ученый, специалист в области квантовой физики. Общаясь с ним и читая его книги, я получил представление о современной научной системе, объясняющей существование состояний измененного сознания.
Михаил Заречный сумел на языке нынешнего, технократического человечества, обосновать существование Бога, других измерений, доказать, что люди обладают огромными возможностями. И это символично. Пришло время взаимодействия науки и мистики (традиции), их взаимообъяснения, взаимоподдержки. Именно такой подход, на мой взгляд, дает возможность современному «продвинутому» искателю получить ключи от Единого Знания о Человеке, о Вселенной и применить это Знание на практике.
Владимира Григорьевича Синдякова по праву можно назвать русским Просветителем. Он обладает наисвежайшими знаниями о нашем Сознании, об истинной сути Человека, о возможностях творить Мыслью. Его идеи являются органичным продолжением того, чем занимаюсь я и мои соратники.
И, наконец, наставник — Эдуард Юрьевич Шпорт. Личность, чья родовая память, уникальность рождения и энергетика позволили воссоздать древнейшие знания об Истинной Единой Матрице Человека, о его прямом назначении, о Пути достижения Духовного уровня. Его система «Ягра» дает возможность начать свой Путь к Духу, находясь в физическом теле. Обладая возможностью прямого контакта с Предками, пребывающими на разных уровнях и объединенных Общим Правым Делом Единого Рода, Эдуард Юрьевич открыл истинное предназначение Русов, их историческую роль. Русы призваны создать правильное русло для течения «славянской лавы». Такова их роль в жизни России, а значит, и всего современного человечества.
Взаимодействие с наставником дало новый толчок развитию ОБС «Белый Медведь», которая теперь не спеша, основательно, перетекает в философско-практическую концепцию «Урс». На праязыке это слово означает «белый медведь» — истинный символ России, важнейшая ипостась Рода Ра. Цель «Урса» — воссоздать, исходя из живого знания, концепцию воспитания Русов — древнего сословия правителей и воинов. Русь Святая понемногу вновь проявляется на земле России. Воплощаются и Русы, дабы поддержать достойных в трудные, лихие времена, времена сурового испытания. Нет предела совершенству. Русы, Жизнелюбы, наш выход.


(Использованы фрагменты из книги В. Мешалкина "Оздоровительно-боевая система «Белый Медведь». Базовый курс". )

Межрегиональный
общественный фонд «Общественное здоровье»